Вы здесь

Микроэлементы в профилактике кариеса

МИКРОЭЛЕМЕНТЫ В ПРОФИЛАКТИКЕ КАРИЕСА

Профилактика многих эндемических заболеваний человека и животных заключается в нормализации до физиологически оптимальных пропорций биологически активных микроэлементов в организме. В одних случаях это осуществляется путем добавок недостающих элементов в воде и рационе питания. В других — введением в диету микроэлементов антагонистов, которые нейтрализуют вредное действие избыточных элементов в организме. Как показывает опыт, современная медицина с успехом использует микроэлементы для лечения и предупреждения некоторых заболеваний.

Йод широко применяют в качестве профилактического и лечебного средства против зоба, а также нарушений процессов минерализации и прорезывания зубов у детей, проживающих в эндемических по зобу местностях. Микроэлементы открывают новые возможности симптоматической и патогенетической терапии в офтальмологии. Сочетание йода и меди дало наилучший терапевтический эффект и быстрое обратное развитие заболевания щитовидной железы. Марганец применяют для лечения юношеского диабета, аллергических состояний, мышечной слабости, он может оказаться полезным средством для предупреждения и лечения атеросклероза. Высокая усвояемость кальция (90—100%) и фосфора (69%) из костной муки зависит от оптимального соотношения их и от содержащихся в ней микроэлементов. Η. Ф. Данилевский и А. П. Грохольский рекомендуют использовать микроэлементы для профилактики и комплексного лечения пародонтоза.



Профилактика кариеса включает как один из важнейших эндогенных факторов ее полноценное, в качественном и количественном отношении, питание. Качественная полноценность пищи определяется достаточным содержанием и оптимальным соотношением белков, жиров, углеводов, минеральных солей, витаминов и микроэлементов. Велика также роль режима труда и отдыха, бытовой обстановки, физического закаливания и др., как моментов, определяющих общую сопротивляемость организма.

О положительном влиянии оптимальных концентраций фтора в воде (0,8+1,2 кг/л) впервые в 1887 г. сообщил Эрхард на конгрессе дантистов Германии. Затем это подтвердил в 1892 г. шведский ученый Фарберг. Эти, а затем более поздние наблюдения послужили причиной более глубокого изучения, а затем искусственного восполнения дефицита фтора в организме, если с водой и пищей он поступает в недостаточном количестве. Способов эндогенной профилактики фтором много (фторирование воды, соли, продуктов питания, фтористые таблетки). Целесообразность массового эндогенного применения фтора принципиально признана не всеми исследователями. В настоящее время нет также единой точки зрения на фторирование воды как на основной путь профилактики кариеса и на эффективность профилактики фтором. Противники флюоризации доказывают, что есть существенная разница между естественным фтором, находящимся в воде, и искусственно вводимым. Еще более оппозиционно относится к фторированию Dustin. По его мнению, фтор не является совершенно безвредным при его попадании в организм. Необходимо еще решить неясные и сомнительные моменты, прежде чем наступит окончательное признание профилактического фторирования воды.

Отрицательную позицию по отношению к фторированию воды заняло в 1958 г. Международное общество по изучению питания и пищевых продуктов, обосновывая это тем, что необходимое количество фтора организм должен получать не посредством медикаментов, а путем назначения соответствующей диеты. Целесообразность эндогенного использования фтора Breustedt ставит под сомнение на том основании, что еще окончательно в эмали не установлены пути обмена веществ. Полагают также, что добавление фтора в воду полезно в противокариозном смысле для детей, но неизвестно, насколько это полезно для организма взрослых.

Hornung, Binder и другие считают, что если даже фторирование не может считаться профилактическим средством, а лишь задерживает наступление кариозного процесса на 3—4 г., то и тогда оно оправдано.

Несмотря на возражения и доводы против применения фтора, его довольно широко используют в профилактике кариеса зубов, применяют в самых различных видах и различными путями. Ericsson полагает, что концентрация фтора (1 мг/л) безвредна для организма, но оказывает полезное действие на скелет.

Более 71 млн. людей в мире пользовались искусственно фторированной водой, а по данным Murray, фторирование воды проводят более чем в 30 странах и охватывает 120 млн. человек.

В США с 1945 по 1962 г. на флюоризированную воду переведено около 43 млн. человек; после 5-летних исследований в отдельных городах было установлено уменьшение кариеса среди детского населения (3-летнего возраста — более чем на 60%, 5-летнего — 50% по сравнению с контрольной группой). Специально выделенная в 1952 г. правительственная экспертная комиссия по изучению флюоризации отметила, что среди детей в районах фторирования воды наблюдалось уменьшение зубного кариеса, вместе с тем эту меру профилактики следует проводить только там, где имеется явный недостаток фтора (Ross, 1963).

На 1 января 1963 г., по сообщению Castaldi, в США каждый 4-й человек потреблял фторированную воду, в Канаде — каждый 15-й. Однако распространенность кариеса в этих странах осталась высокой и в настоящее время.

В Европе фторирование воды началось с 1952 г. (Бельгия, Великобритания, Нидерланды, Швеция, Швейцария). Всего фторированной водой пользовались около 700 000 чел. В последние годы отмечается скачкообразный рост фторирования воды в Европе. Большую роль в этом сыграли работы Европейской Организации по изучению и профилактике кариеса — ORCA. Dirks полагает, что тревожную ситуацию в Европе в отношении заболеваемости зубов можно устранить в первую очередь фторированием воды. Более чем 6-летнее фторирование воды в г. Тиль снизило кариозное поражение.

Противокариозное фторирование воды в некоторых городах Канады на протяжении 14 лет повлекло значительное снижение кариозности детей в возрасте 9— 14 лет. В одной из областей Румынии, где содержание фтора в воде составляло 0,12 мг/л, фторирование воды до концентрации— 0,7—1,4 мг/л в течение 3 лет, по данным Benedek, поражаемость кариесом значительно снизилась. В результате 12-летнего фторирования воды в Карлмарксштадте обнаружено уменьшение вторичного кариеса по сравнению с детьми, потребляющими воду, содержащую 0,2 мг/л фтора, на 61,6%, а снижение поражаемости на 48,5%. Фторирование воды — эффективное и экономическое средство профилактики кариеса, а затраты для нее значительно меньше (0,1—0,5 австрийских марок), чем на лечение кариеса. Эффективность фторирования воды отмечают Р. Д. Габович, А. С. Дмитроченко, Г. А. Степаненко , Dirks , Forrest, Carr, Doherty, Powell. Следует однако заметить, что снижение поражаемости кариесом в результате фторирования воды колеблется в весьма широких пределах — 20—60%.

Фтор, вводимый внутрь, оказывает наибольший противокариозный эффект в период образования эмали и дентина; в этот период ткани зуба приобретают устойчивость к кариесу. Ряд авторов рекомендуют антенатальную профилактику кариеса фтором, в период грудного вскармливания и с самого раннего детского возраста.

Большое значение имеет регулярность применения фтора . Существенный противокариозный эффект 3-летней флюоризации, начатой в 3-летнем возрасте, наблюдали Kamoska, Sebastjanska, Spychalska. У детей, которые начали получать фтор в возрасте 4 лет, изменения оказались уже не существенными, 4-летнее фторирование воды дало снижение кариеса у детей 2—11 лет. Наибольшее снижение частоты кариеса Jiraskova, Mkrsal отметили у детей, получавших фторированную воду, начиная от рождения.

Madsen, Edmonds на новорожденных крысятах установили, что введение фторидов в концентрации 45 мг% в корм или любую натуральную или полуочищенную кариесогенную диету к возрасту 40 дней значительно снижало число кариозных поражений. Эксперимент показал, что недавно прорезавшиеся зубы легко подвергаются воздействию фтора.

Приведенные данные свидетельствуют о признании точки зрения, что флюоризация тем более эффективна, чем раньше ее начинают применять. Оптимальным является возраст до 7— 8 лет.

Самым благоприятным периодом для повышения резистентности зубов к кариесу — это период образования и созревания эмали. Предрасположение к клиническому проявлению кариеса закладываются ко времени развития прикуса. Эффективным периодом для флюоризации являются: для молочного прикуса с 12-й нед внутриутробного развития до 24-го мес после рождения, а для постоянного прикуса с 25-й нед внутриутробного развития до 13— 15 лет жизни.

Ввиду кратковременности пребывания в течение дня детей в школе рекомендуют применять высокофлюоризированную воду (5 мг/л), a Heifetz, Horowitz—с повышенным содержанием фтора (в 7 или 4,5 раза выше оптимальной). Правомерность такого метода, по нашему мнению, сомнительна.

Sos  акцентирует внимание на том, что фтор является энзиматическим ядом. Его токсическая доза лишь незначительно больше эффективной физиологической; элемент может кумулироваться в организме. Передозировка может повести к нарушению окостенения, функции щитовидной железы, относительному С-гиповитаминозу, поражению почек, миокарда, нервной системы и др. Токсическое действие высоких концентраций фтора питьевой воды также установили в эксперименте на белых крысах Ю. А. Федоров, Т. И. Сапоговская, И. М. Дмитриев, Ю. А. Федоров с соавт.

Valéry полагает, что только очень длительный период (10—20 лет) может вызвать анкилозирующий флюороз, обызвествление связочного аппарата и др.

Приведенные выше мнения и желания повысить эффективность эндогенной профилактики фтором кроме фторированной воды испытываются другие пути и средства введения фтора для профилактики кариеса.

Arnold, McClure, White, Marthaler, Valéry, Prevot, Маслинков, Каябошова, Крьстов и другие предпочитают назначать фтористые таблетки, что позволяет дозировать поступление фтора (по количеству в сутки и длительности введения).

Весьма популярен метод введения с поваренной солью. В Швейцарии осуществляют фторирование и йодирование поваренной соли. Эффективность его почти такая же как и от фторирования воды. Фторирование соли применяют Wespi, Hoffman-Axhelm, Marthaler, Wespi, Biirgi, Sugar, Karoly. 7-летнее фторирование соли дало снижение распространенности кариеса на 52% у детей в возрасте 2—6 лет и 41% у детей в возрасте 7—11 лет. Regaloti полагает, что фторирование поваренной соли является будущим профилактики кариеса.

Kästle, Ziegler, Auerman, Boris, Stamm вводили в организм фтор с молоком. Повышение содержания фтора в молоке получали путем добавления его в рацион коров. Этот метод открывает путь к эффективной профилактике кариеса.

Экспериментом на крысах Poulsen, Larsen, Larsen установили, что содержание фтора в эмали значительно повышалось от фторирования молока и воды в равной степени.

Молоко коров содержит в среднем 0,103 мг/л фтора (16% из которого ионизировано). Повышение фтора в пище (промышленные загрязнения), которое обусловило среднесуточное потребление фтора в среднем 0,283 мг/л послужило повышению концентрации фтора в молоке, 50% которого в ионизированном состоянии.

В молоке женщины содержится свободно ионизированный фтор и фракция связанного фтора, 80% которого может ионизироваться. В молоке матерей, проживающих в обогащенной фтором местности, содержалось 0,046 мг/л фтора, а проживающих в бедной фтором местности 0,052 мг/л (различие недостоверно, более того свободно ионизированного фтора соответственно 0,004 и 0,008 мг/л).

Усвоение фтора, вводимого в организм, зависит кроме других факторов от сопутствующих фтору макро- и микроэлементов.

Оптимальные дозы фтора в виде фтористого олова в комбинации с фосфорно-кислым натрием оказывают более выраженное ка-риесостатическое действие, чем такие же дозы фтористого натрия на зубы детей в возрасте 12—14 лет.

Молибден способствует усвоению фтора; в связи с этим его рекомендуют применять в профилактике кариеса Stookey, Muhler, Arnold, McClure, White. Очень малые дозы молибдена (0,1 мг/л) в питьевой воде также оказывают самостоятельно заметное действие против кариеса. Цинк, никель и марганец дают умеренную защиту против кариеса. Селен, как показали опыты Irving, в соответствующей оптимальной концентрации (0,3 мг/л) оказывает защитное действие на зубы. Борный натрий и карбонат стронция, добавляемые в период позднего роста животных, вызывали незначительные и непостоянные уменьшения случаев заболеваемости кариесом зубов. Борат натрия и карбонат стронция вызывали стойкое уменьшение кариеса, а молибден аммония только незначительное. Хлорид бария, борный натрий и молибдат аммония, испытанные во время беременности и лактации, не повлияли на восприимчивость к кариесу, а пентоксид ванадия и ванадинсульфат не дали четких результатов. Путем теоретических рассуждений и анализа полученных данных о кариесостатическом действии ванадия на сирийских хомяков Geyer делает вывод, что ванадий, по своим химическим данным, способен увеличивать резистентность против кариеса путем замещения фосфора в апатитовой решетке гидроксильного апатита. Ионы ванадия, содержащиеся в эмали и дентине, могут увеличивать прочность гидроксильного апатита и сцепление его с органической матрицей. Особенно высокая резистентность против кариеса возникает, если ткани зуба ионы ванадия адсорбируют в период внутриутробного развития.

Недостаточная эффективность применяемой в настоящее время фторпрофилактики, данные литературы о том, что пораженность кариесом связана с наличием микроэлементов селена, ванадия и молибдена, а также целый ряд экспериментальных работ о влиянии отдельных, или группы, микроэлементов на кариесрезистентность или кариесвосприимчивость (селен, ванадий, молибден,, марганец, цинк, титан и др.) дают основание для вывода о том, что кроме фтора могут быть эффективными для профилактики кариеса и другие микроэлементы. В связи с этим полностью можно согласиться с тем, что «Наличие многих микроэлементов в твердых тканях зубов и количественные сдвиги их в ту или иную сторону при различных патологических состояниях зубочелюстной системы говорят об их активном участии в обменных процессах в зубах и о возможности использования их с целью профилактики кариеса». Кроме того, весьма актуальным является вопрос повышения эффективности фтора. «Наряду с определением наиболее целесообразных количеств фтора, подлежащих введению в организм, перспективным является также выявление факторов, усиливающих или ингибирующих противокариозное действие фтора».

Выраженное противокариозное действие некоторых микроэлементов, установленное в эксперименте на животных, послужило основанием к логичному заключению о возможности использования их для профилактики кариеса.

Экспериментально и в клинике испытывают различные методы эндогенного введения микроэлементов путем соответствующих диет, солевых смесей, костной муки, микстур и др.

Что касается диеты, то роль ее интерпретируют по-разному.

Одни придерживаются точки зрения эндогенного, общего влияния ее на обмен в организме и питание зубных тканей в период формирования, либо в сформированных зубах. Диета, по мнению Navia, может оказывать действие на клеточную архитектонику органического матрикса и процессы созревания эмали. Одновременно может нарушаться развитие слюнных желез, что влечет за собой нарушения продуцирования адекватного количества и качества слюны. Кроме того, пища может оказывать прямое действие на эмаль (образование пелликулы, формирование бляшки). Аналогичной точки зрения придерживаются Biby1 Shaw, McBean, Speckmann. Действующими факторами пищи на кариесрезистентность являются витамины (D и др.), фтор и другие микроэлементы, разные компоненты пищи, особенно в период формирования зубов. Особую профилактическую ценность молока и молочных продуктов отмечает Reinartz, ибо они являются источником белка, минеральных веществ, витаминов, гормонов. Поэтому для профилактики кариеса завтрак школьника должен обязательно включать молоко. В детских домах и яслях г. Киева поражение зубов почти не наблюдалось в отличие от сверстников, живущих дома. Аналогичные данные приводят Toht, Pregai. Это результат в первую очередь эндогенного действия диеты.

Ряд авторов полагает, что пища оказывает на зубы влияние непосредственно. При этом особое значение придают углеводам. Roder, Ranke, Ahrens, В. Ranke установили достоверное снижение пораженности кариесом у детей, из диеты которых в школе было исключено сладкое. Употребление углеводистой пищи, что наблюдается у современного человека, по мнению В. Сооке, изменили питание и активность микрофлоры полости рта. В качестве профилактики автор предлагает употреблять кулинарно необработанную пищу, регулировать количественное соотношение углерода и азота. Мягкая и мелкая пища, по данным Vannier, оставаясь на зубах, создает благоприятные условия для развития кариеса. В первую очередь это касается углеводов, которые в количественном отношении не должны превышать 4—7 г/кг веса. При этом следует исключить легко прилипающие к зубам углеводы (конфеты, пирожные, мягкий хлеб, мед), не принимать эти виды пищи между едой. Сахароза полностью гидролизируется бактериями и поэтому наиболее кариесогенна. По данным автора, оптимальным соотношением составных частей диеты является следующее: углеводов — 4—7 г/кг, белков—1,2—1,5 г/кг, жиров—1—2 г/кг веca. Наиболее активное воздействие эти факторы, как полагают Bibby, Shaw, оказывают во время формирования зубов.

Действие диеты многообразно. Если в период развития зубов до их прорезывания действие диеты исключительно эндогенное, то после их прорезывания присоединяется и экзогенное, местное действие. Оно определяется химическим составом пищи (белки, углеводы, жиры, минеральные вещества), ее консистенцией, от которой зависит функциональная нагрузка жевательного аппарата и самоочищением зубов, режимом питания и др.

Очень много внимания, особенно в последнее время, уделяют вопросам использования для профилактики кариеса минеральных комплексов, либо отдельных микроэлементов. Надо отметить, что это очень тесно связано с диетой.

Зола обычной пищи, добавленная в диету хомяко, оказывала замедляющее действие на кариес, благодаря фтору и другим микроэлементам, которые в ней содержатся.

Sognnaes, Shaw изучали влияние солевой добавки на способность диеты вызывать кариес. Более ранние опыты Sognaes показали, что противокариозное действие оказывает зола полноценной пищи, добавленная к кариесогенной диете. Механизм этого действия такой же, как солевой смеси, то есть через комплекс микроэлементов, содержащихся в золе. Особенно значительны эти факторы для потомства при длительном употреблении золы матерью в период беременности и лактации; крысы, получавшие лабораторную диету в период развития зубов, также были более кариесрезистентными, чем крысы, выращенные на очищенной диете. При микроскопическом изучении зубов не удалось обнаружить каких-либо важных структурных изменений, относящихся к разнице в развитии зубов, формированных на зольной диете, в сравнении с зубами, формировавшимися на основной очищенной диете. Не было видимых морфологических признаков, доказывающих недостаточную или ненормальную кальцификацию. Поэтому, для объяснения наблюдаемых различий в восприимчивости к кариесу предполагалось, что имеются различия в субмикроскопической структуре и строении вещества зуба. Речь, по-видимому, идет об изменениях на молекулярном уровне, то есть изменениях химической структуры ткани. Этими химическими изменениями и можно объяснить то, что очищенный рацион вызывал поражение кариесом у крыс и наоборот, рацион, в который вводили золу, предупреждал кариес.

Экспериментальные исследования на золотистых хомяках достаточно убедительно показывают значение фосфора, кальция и микроэлементов в диете. Добавляя в кариесогенную диету золу в количестве, соответствующей дневному рациону, то есть удваивая минеральный состав, авторы получили снижение кариеса на 95% У животных, находившихся в описанных условиях с 8-го дня рождения до 120 дней жизни.

Когда добавляли аналогичный состав солевой смеси, только без фосфора, количество кариеса увеличивалось. Приведенные данные свидетельствуют о профилактическом действии солевых смесей даже кариесогенной диеты, если их количество будет удвоено при сохранении естественных соотношений микроэлементов. Костную муку Elliot, Smith  и другие расценивают как вещество, содержащее оптимальное количество различных минеральных соединений. В эксперименте на 500 крысах Rozeik установил, что введение костной муки или минеральной смеси, соответствующей составу костной муки, особенно во время развития зубов, приводит к уменьшению поражения кариесом. Вместе с тем Plathner, Winiker полагают, что в зависимости от места изготовления костная мука может иметь разный состав (к примеру, содержать много селена, стимулирующего развитие кариеса). Поэтому необходимо ее стандартизировать. Влияние же фосфатов, которые содержатся в костной муке, зависит от того, с чем связана фосфорная кислота, то есть от вещества-носителя. Костная мука не может быть рекомендована как средство профилактики кариеса.

Яичная скорлупа содержит минеральный комплекс (кальций, фосфат, много микроэлементов), в естественных соотношениях подобный кости и зубам.

В яичной скорлупе (из расчета на 10 г) содержится 0,05—0,5 мг серебра, 0,02—0,5 г кадмия, 0,0—0,1 мг кобальта, 0,2—1 мг меди, 5—7 мг железа, 0,05—0,1 мг марганца, 0,0—0,3 мг молибдена, 0,05—0,5 мг никеля, 0,05—0,6 мг свинца, 0,0—0,6 мг олова, 0,1—0,5 мг титана, 0—0,1 мг ванадия, 0,5—2 мг цинка. Автор обнаружил высокое антирахитическое и антикариозное действие яичной скорлупы. Доза ее: 2-ая половина 1-го года жизни ребенка — 2,4 г; 2—3-й год жизни ребенка — 0,75 г в день. Эти дозы, проверенные в клинике, показали хорошие результаты. Следует отметить, что скорлупа яиц также, как и костная мука, отражает микроэлементный состав в первую очередь той пищи, которую поедает соответственно птица или скот (то есть почв, на которых произрастает пища). Это не всегда может совпадать с естественными потребностями организма в них.

Прибавлением к воде и пище минеральных добавок также можно оказать на организм неспецифическое действие, тормозящее развитие кариеса.

Противокариозное действие оказывают оптимальные количества лизина, витамина D, пиридоксина, фосфатов, фтора, молибдена, меди, бериллия в диете. На основании этих данных Baume, Lutz высказывают мнение, что пути профилактики кариеса идут через правильно составленную диету с учетом указанных факторов.

При добавлении к кариозной диете соли магния, ортофосфата и фтора отдельно и в различных комбинациях Luoma, Nuunja, Nummikoski получили снижение кариеса, особенно сочетание добавок (94%). При введении нитрата кальция (0,5—2% к весу кариесогенной диеты) Crenby, Bull  достигли снижения индекса кариеса на 63,9%. Общее уменьшение количества солевой смеси в синтетической кариесогенной диете вызывало заметное увеличение частоты кариеса по сравнению с контрольной группой животных. Исключение из состава солевой смеси только витамина D или витамина D с фосфатами, существенно не влияет на частоту кариеса.

Hendershot установил, что цинк, никель и марганец (156—189 мг/кг) дают умеренную защиту против кариеса у крыс линии Vistar. Особенно хороший противокариозный эффект дает комбинация цинка, никеля и марганца. В связи с этим автор применил ее как минеральный комплекс для профилактики кариеса.

Приведенные данные иллюстрируют серию удачных попыток использовать готовый микроэлементный комплекс, созданный биохимической лабораторией природы.

Основываясь на данных, что противокариозное действие оказывают фосфаты, фториды (в общем и местном), мы провели исследования сравнительной эффективности этих средств в эксперименте, а затем в клинике. Эффективность оценивалась как непосредственно по изменению поражаемости кариесом зубов, так и по целому ряду биохимических показателей слюны и крови. В комплексе средств также учитывалось влияние гигиенических профилактических средств.

В связи с этим была поставлена и решена задача по изучению влияния комплекса микроэлементов, входящих в морскую капусту, на кариес зубов у животных в сопоставлении и в комбинации с известными профилактическими средствами — фторидами и фосфатами. Морскую капусту мы брали потому, что в ней находится богатейший комплекс микроэлементов, подобранный самой природой. Последнее, по нашему мнению, имеет немаловажное значение, особенно с точки зрения усвоения микроэлементов организмом.

Исследования проводили на белых крысах линии «Вистар» (201 крыса), разделенных на 6 групп, соответственно вводимым противокариозным добавкам или назначаемому рациону. Все животные, начиная с 30-го дня жизни, содержались на кариесогенной диете С. А. Никитина, М. Г. Бугаевой. Животным одной из групп добавляли в рацион и применяли в виде пасты местно морскую капусту 0,5 г и 5% соответственно (группа 1); фтористый натрий — 3 мг/л в питьевой воде и 0,1% в пасте (группа 2); глицерофосфат кальция (0,05 г) в рационе (группа 3), и наконец, комплекс средств: морскую капусту (0,5 г), глицерофосфат кальция (0,05) и фтористый натрий в питьевой воде (3 мг/л) — при сочетании с обработкой зубов пастой, в которую входили глицерофосфат кальция, морская капуста и фтористый натрий (группа 4). Контрольные животные (группы 5, 6) противокариозных добавок не получали. Все дозировки приведены в расчете на I крысу в сутки. Содержание животных в условиях вивария, подсчет показателей кариеса зубов и все проводимые исследования были одинаковыми для всех групп. В среднем на 100-й день жизни животных забивали, изучали у них состояние зубов, отмечая количество и характер кариозных поражений. Затем у животных 1, 5 и 6-й групп в зубах изучали содержание микроэлементов методом эмиссионного химико-спектрального анализа в нашей модификации. Контролем служили крысы (группа 5), содержавшиеся на обычном рационе вивария (овес, отруби пшеничные и ржаные, сено, свекла, морковь, крупа пшеничная, ячневая, хлеб, молоко, мясо, поваренная соль, дрожжи). Содержание микроэлементов в изучаемых тканях у них было принято за норму. Исследовали также содержание микроэлементов в обычном, кариесогенном рационах и морской капусте.

Наряду с этим, у животных определяли содержание сахара, неорганического фосфата и кальция в сыворотке крови, а также концентрацию редуцирующих веществ, неорганического фосфата, кальция и магния в смешанной слюне животных по методике, описанной нами ранее .

Результаты исследования показали, что животные различных экспериментальных групп в зависимости от применяемых противокариозных средств были поражены кариесом неодинаково.

Как видно из данных  только в группах 1, 2, 4-й (не считая контрольной 5-й) имеются животные, не заболевшие кариесом зубов, причем в последнем случае таких крыс большинство. Это один из основных показателей кариеса, который позволяет судить о распространенности заболевания. Увеличение числа крыс, иммунных к кариесу, свидетельствует о снижении поражаемости зубов. Различие в количестве кариозных зубов и кариозных полостей в среднем на 1 крысу имеется лишь у животных группы 2 и 6, у остальных —оно не существенно. Наименьшее число кариозных зубов выявлено у животных группы 4, получавших комплекс препаратов (4,4%), относительно мало их было и у крыс, в рацион которых добавляли морскую капусту (26,9%). Животные, не получавшие противокариозных добавок, имели 58,5% кариозных зубов.

Комбинированное (местное и общее) воздействие фтористым натрием позволило снизить показатели кариеса зубов у крыс группы 2 примерно в 2 раза — до 5,70 ± 0,45 кариозной полости на 1 крысу по сравнению с контролем (8,75 ±0,34). Это соответствует нашим и данным литературы. Введение в рацион морской капусты и обработка пастой из нее зубов крыс (группа 1) снизило число кариозных поражений еще больше — 3,20 ± 0,30 на 1 крысу. Примерно такие же результаты были зарегистрированы при кормлении животных глицерофосфатом кальция (3,5 ± 0,28 кариозного зуба на 1 крысу в среднем). Различие по сравнению с контролем достоверно во всех случаях (Р <0,001).

Дальнейшая комбинация противокариозных добавок — фосфатов и морской капусты с фтористым натриет (группа 4) дала возможность снизить частоту кариеса зубов еще больше, практически до минимума (0,53 ± ±0,13 на 1 крысу в среднем). Это снижение показателей кариеса достоверно по сравнению со всеми остальными группами.

Необходимо отметить, что кроме снижения частоты кариеса зубов у животных изменилось и его качественное проявление. Так, у крыс 1, 2, 3-й групп начальные проявления кариеса зубов составляли 69—72% (в контрольной группе — 54%), а у животных группы 4 были лишь одни поверхностные поражения. Это также свидетельствует о хорошем профилактическом действии вводимого комплекса противокариозных препаратов.

Следует также отметить, что у животных преимущественно поражены были зубы нижней челюсти, большей частью первые и вторые моляры. Различия в поражении зубов левой и правой половины челюстей у самцов и самок не выявлено.

Снижение показателей кариеса зубов у животных, получавших в рационе морскую капусту и подвергавшихся местной обработке зубов пастой с морской капустой, обусловлено, по-видимому, прежде всего накоплением в твердых тканях зубов некоторых микроэлементов.

В табл. 22 представлены средние результаты многократных химико-спектральных исследований содержания микроэлементов в зубах животных трех экспериментальных групп.

Данные табл. 22 свидетельствуют о том, что у контрольных животных (группа 6), содержавшихся на кариесогенном сахарозо-казеиновом рационе, по сравнению с нормой (группа 5, обычный рацион) параллельно увеличению поражаемости зубов кариесом достоверно уменьшилось содержание в зубах никеля, кобальта, серебра, меди, ванадия, титана и молибдена. Вместе с тем увеличилось количество марганца, свинца и висмута, хотя в кариесогенный рацион указанные элементы дополнительно не вводили. Эти данные в известной степени аналогичны данным ряда авторов, показавших, что медь, серебро, ванадий и молибден способствуют укреплению твердых тканей зуба и снижению кариеса, но не подтверждают опыты других, отвергающих это влияние. Введение с рационом морской капусты, содержащей комплекс микроэлементов, изменило концентрацию некоторых из них в твердых тканях зубов животных.

Можно предположить, что эти изменения связаны с поступлением микроэлементов из продуктов питания животных, в связи с чем было исследовано их содержание в применяемых рационах и морской капусте. Результаты этих исследований приведены в табл. 23.

Наши исследования показали, что в обычном рационе и морской капусте содержатся все изучаемые микроэлементы. Между тем в кариесогенном рационе количество некоторых микроэлементов в несколько раз меньше, а кобальта, свинца, олова, висмута и молибдена не содержится вовсе. Различие в содержании тех или иных микроэлементов в применяемых рационах в известной степени предопределило концентрацию их в твердых тканях зубов животных указанных трех групп. Следует отметить, что не во всех случаях высокая или низкая концентрация микроэлементов в рационах приводила к соответствующему увеличению или уменьшению содержания их в твердых тканях зубов. Так, несмотря на значительное количество олова, висмута, свинца и марганца в обычном рационе вивария, содержание этих элементов в зубах животных (группа 5), фактически иммунных к кариесу, минимальное. Между тем отсутствие в кариесогенном рационе свинца, висмута и олова не привело к уменьшению их содержания в изучаемых минерализованных тканях животных, получавших этот рацион. Это свидетельствует об избирательности адсорбции микроэлементов в зубные ткани.

По нашему мнению, повышение концентрации олова, висмута, свинца и марганца в твердых тканях зуба может явиться одним из признаков проявления кариеса зубов или предрасположенности к нему, в такой же степени можно предполагать, что их накопление может быть связано с защитно-компенсаторными механизмами, развивающимися в зубных тканях. Вместе с тем относительное увеличение содержания в тканях зубов таких микроэлементов, как никель, кобальт, серебро, ванадий, медь, титан и молибден, должно свидетельствовать о повышении сопротивляемости зубов к кариозному процессу. В связи с этим неблагоприятное влияние кариесогенного, сахарозо-казеинового рациона на зубы животных обусловлено, по-видимому, не только высоким содержанием сахарозы (54%), но и отсутствием или недостатком в диете ряда микроэлементов, оказывающих непосредственное влияние на степень и характер минерализации обызвествленных тканей.

Это подтверждается в результатах исследования сыворотки крови, смешанной слюны животных. Множественные поражения зубов у крыс сочетаются с гипофосфатемией, гипергликемией, гипосаливацией и увеличением концентрации неорганического фосфата в слюне. Исследования указанных групп крыс показали, что в результате введения в организм животных микроэлементов нормализовалось содержание сахара, неорганического фосфата и кальция в крови крыс (табл. 24).

Нормализация этих показателей обусловлена, несомненно, положительным влиянием микроэлементов на организм в целом. Вводимые с рационом и местно микроэлементы способствовали также существенным изменениям свойств смешанной слюны животных. Так, близким к норме стало слюноотделение, концентрация сахара и редуцирующих веществ, а также неорганического фосфата, магния и кальция (табл. 25).

Нормализация биохимических показателей смешанной слюны животных, взаимосвязана с активизацией процессов реминерализации эмали и дентина, под влиянием местного и общего действия противокариозных препаратов.

Радиоизотопные исследования влияния фтора и других микроэлементов, входящих в состав морской капусты, на зубы животных и организм в целом показали, что их действие, даже при местном применении в виде паст, опосредуется эндокринной системой. Этим, по-видимому, объясняется влияние препаратов на состав и свойства крови и смешанной слюны. Мы предположили, что противокариозное действие фторидов и других микроэлементов происходит опосредованно и через щитовидную железу. Позднее это предположение было подтверждено серией экспериментальных исследований.

На основании наших исследований можно заключить, что некоторые микроэлементы, в частности никель, кобальт, медь, серебро, ванадий, железо, молибден, способствуют укреплению твердых тканей зуба и в определенной степени снижают заболеваемость кариесом. Однако, по нашему мнению, основную роль играет не столько абсолютное содержание микроэлементов как таковых в рационе, сколько их физиологическое соотношение и сочетание с другими препаратами. Такой биологический подбор микроэлементов, близкий к оптимальному, по-видимому, имеется в морской капусте. В связи с этим общее и противокариозное действие ее за счет имеющегося комплекса микроэлементов более эффективно, особенно, если их вводят в сочетании с фосфатами. Что касается действия фторидов, то их противокарнозное влияние оказалось менее выраженным. Наряду с этим сочетание фторидов, фосфатов и морской капусты привело к максимальному снижению показателей кариеса у животных. Данные литературы подтверждают этот вывод. В. А. Кошовская, изучая распространенность кариеса зубов у 12 099 школьников, проживающих в Одесской области, установила, что оптимальное противокариозное действие фтора питьевой воды проявляется лишь тогда, когда в водоисточниках кроме необходимой концентрации фтора содержатся еще и другие элементы, в частности соли кальция, магния. В тех случаях, когда в питьевой воде имеется дефицит солей кальция, даже при оптимальном содержании фтора показатели кариеса зубов у детей остаются высокими. Поэтому комбинация целого комплекса микроэлементов с такими известными противокариозными препаратами, как фтористый натрий и фосфаты, и привело к максимальному снижению кариеса зубов у экспериментальных животных.

Полученные в эксперименте данные послужили основанием для организации клинических наблюдений. Они были проведены в г. Одессе в двух школах-интернатах и нескольких детских садах на большой группе детей (более 5500 человек) в течение 7 лет . Наибольший интерес представляют данные авторов о результатах профилактики кариеса зубов у школьников, в рацион которых вводили комплекс микроэлементов в виде морской капусты в сочетании с глицерофосфатом кальция. Эти профилактические мероприятия были организованы так, что параллельно с проведением плановой санации полости рта, каждые полгода в течение месяца в рацион детей вводили глицерофосфат кальция и морскую капусту (из расчета 0,5 г на ребенка в сутки). Дозировки указанных препаратов выбраны в соответствии с суточными профилактическими дозами для детей, утвержденными Фармакологическим комитетом.

В процессе проведения профилактических мероприятий изучали не только противокариозное действие препаратов, но и их влияние на организм в целом. Общее состояние организма оценивали на основании индивидуальных медицинских карт каждого ребенка методом выкипировки числа перенесенных заболеваний и данных физического развития (рост, вес и др.), а затем сравнивали с аналогичными показателями детей контрольной группы.

Результаты авторы анализировали в течение 4—5 лет, так как в последующем из-за миграции детей подбор сопоставимых групп затруднен. Однако и этот срок вполне достаточен для обоснования выводов об эффективности проводимых мероприятий.

Профилактические мероприятия проведены у детей 1—5 классов, то есть в 7—12-летнем возрасте. К этой группе детей ежегодно добавляли первые классы. Всего профилактические препараты получали 1712 школьников. Контрольную группу детей ежегодно подвергали профилактическому осмотру и плановой санации 2 раза в год (1193 школьников). С учетом отсева, в течение всего периода наблюдений удалось проследить динамику кариеса постоянных зубов у одного и того же контингента детей в профилактическом интернате— 1244 человек, в контрольном — 1077 человек. Каждая возрастная группа имела более 100 школьников, что позволило получить сопоставимые и статистически убедительные данные.

В результате систематических профилактических мероприятий в течение всего периода наблюдения к 6— 8-му классу у детей интерната № 5 несколько снизилась распространенность кариеса зубов (до 73,3—83,9%) по сравнению со школьниками контрольной группы (80,8—87,0%). Особенно уменьшилось количество детей, заболевших кариесом, в 5—7 классах, то есть после 4—5 лет профилактики. Так, если в интернате № 5 при суммарном подсчете вновь появились кариозные зубы лишь у 5,9 ± 0,6% детей, то у школьников контрольной группы таких лиц было значительно больше — 9,6 ± ± 0,9%. В табл. 26 приведены сводные данные о показателях заболеваемости кариесом детей двух интернатов.



Как свидетельствуют данные табл. 26, под влиянием профилактических добавок количество детей, вновь заболевших кариесом, было в несколько раз меньше, чем в контрольном интернате.

Количество кариозных постоянных зубов в контрольном интернате неуклонно нарастало, а у школьников, получавших противокариозные добавки, этот показатель практически не изменялся в течение 4 лет наблюдения.

Изменились и отличались друг от друга и показатели интенсивности поражения зубов кариесом у детей 2 наблюдаемых интернатов. Так, у школьников пятых классов, получавших противокариозные добавки, средний показатель КПУ составлял 1,9±0,4 на 1 ребенка (2,6±0,6 кариозной патологии на 1 ребенка), а у детей контрольного интерната он достигал 2,6±0,1 (3,4±0,2 кариозной полости) соответственно. К восьмому классу это различие стало более отчетливым: у детей, получавших противокариозные добавки, показатель КПУ не превышал 2,4±0,4 на 1 ребенка в среднем (3,4±0,2 кариозной полости), в то время как у школьников контрольного интерната интенсивность поражения зубов кариесом достигала 3,7 ± 0,3 (4,3 ± 0,4 кариозной полости) на 1 ребенка в среднем. Различие существенно (Р <0,1).

Следует отметить, что показатели распространенности и интенсивности (КПУ) не могут полностью раскрыть и продемонстрировать преимущества того или иного метода профилактики, так как значительная часть зубов у детей к этому моменту уже поражена кариесом. В данном случае наиболее достоверным и демонстративным является показатель прироста кариозных зубов и кариозных полостей, рассчитанный в среднем на 1 ребенка, в динамике у одних и тех же детей в течение всего периода наблюдения. Результаты анализа прироста кариозных зубов и полостей приведены в табл. 27.


Данные табл. 27 наглядно иллюстрируют эффективность проведенных профилактических мероприятий: после 1-го года различие в приросте кариозных зубов и полостей несущественно, однако уже на 2-й год эти показатели оказались в профилактическом интернате в 2 раза ниже. Такая же тенденция сохраняется и в последующие годы наблюдения. Суммарно эти показатели в группе детей, получавших профилактические добавки, составляли 0,31 ± 0,02 и 0,41 ± 0,02 на 1 ребенка в среднем, а у школьников контрольного интерната, где проводили лишь плановую санацию полости рта ежегодный прирост кариозных зубов и полостей составлял 0,56 ± ± 0,03 и 0,73 ± 0,03 на 1 ребенка соответственно, то есть был значительно выше (Р <0,001).

Приведенные данные показывают, что чем раньше были начаты профилактические мероприятия (7—8лет), тем показатели кариеса в последующие годы наблюдения были меньше. Следует отметить, что в отличие от действия фтора, который оказывает эффект лишь в пределах раннего детского возраста, применяемый комплекс противокариозных препаратов был эффективен и в более поздний срок (12—13 лет).

Клинические наблюдения показали, что в результате профилактических мероприятий значительно снизился объем лечебной работы по санации полости рта в интернате № 5. Так, если в 1-й год наблюдения из числа детей, получавших профилактические добавки в рацион, в лечении нуждались 56,4% школьников, а в контрольной группе —59,4%, то к периоду 3—4-го года наблюдений из 1-й группы детей необходимо было санировать (с учетом лечения и удаления оставшихся молочных зубов) 39—47%, а из числа школьников контрольной группы — 51—71%. Объем работы врачей существенно сократился, особенно стало заметным уменьшение количества наложенных пломб в постоянных зубах в среднем на одного нуждающегося в лечении. Эти расчеты свидетельствуют о сокращении объема лечебной работы на 40—45%. В свою очередь это позволило почти вдвое сократить сроки санации и в 2 раза уменьшить количество врачей, принимающих участие в лечебной работе.

Под влиянием вводимых в рацион профилактических добавок, в слюне детей интерната № 5 уменьшилась концентрация неорганического фосфата (9,6±0,8 мг%) по сравнению с аналогичной контрольной группой школьников, у которых содержание фосфата в слюне оставалось высоким (13,6±1,0 мг%). Наши и данные литературы свидетельствуют о нарушении процессов ре-минерализации у детей с множественным поражением зубов.

Профилактика кариеса с помощью фосфатов и витамина B1 апробирована в Одессе и оказалась высокоэффективной. Дважды в год в течение месяца (апрель, ноябрь) вводят профилактические добавки в рацион детей, начиная с семилетнего возраста по 11 включительно (школьники 1—4-х классов). Фосфаты в виде глицерофосфата кальция в один прием вводят в первые блюда пищевого рациона из расчета 0,5 в сутки. Витамин B1 вводят в третьи блюда из расчета 2 мг в сутки на ребенка.

Более высокая профилактическая эффективность была получена при помощи комплекса, включающего глицерофосфат кальция, морскую капусту (микроэлементы) и витамин В1. Профилактический комплекс вносили в рацион раз в сутки в течение месяца дважды в год (апрель, ноябрь). Глицерофосфат вносили во вторые блюда из расчета 0,5 в сутки, морскую капусту — в первые блюда по 0,5 в сутки, витамин В1 — в третьи блюда (компот, кисель) по 2 мг в сутки.

Профилактику следует проводить, строго придерживаясь описанной методики.

Наиболее эффективной оказалась профилактика с помощью глицерофосфата кальция и морской капусты.

Весьма уместно также привести данные Л. А. Моисейцевой, которая отметила, что санация полости рта и последующее введение в рацион детей глицерофосфата кальция приводит к отчетливому снижению в смешанной слюне содержания большинства аминокислот: цистина (Р < 0,001), гистидина (Р<0,01), аргинина (Р С 0,01), аспарагиновой и глутаминовой кислот (Р < 0,001), серина (Р < 0,001), треонина (Р < 0,05) и аланина (Р < 0,01). Наряду с этим в слюне детей наблюдается тенденция к снижению активности аспартан и аланинаминотрансферазы. В контрольной группе детей, при множественном поражении зубов, как содержание указанных аминокислот, так и активность ферментов, их расщепляющих, значительно выше. Эти данные свидетельствуют о механизме влияния противокариозных препаратов на организм детей и свойства окружающей зубы среды.

Изучение общего состояния детей позволило установить, что школьники, получавшие профилактические добавки, значительно реже болели. Так, у детей школы-интерната № 5 общее количество перенесенных заболеваний в среднем на одного ребенка за период наблюдения не превышало 0,52, а у школьников контрольного интерната № 1 их число достигало 1,5, в том числе инфекционно-аллергических заболеваний (ангины, острые заболевания верхних дыхательных путей, обострения хронических тонзиллитов и др.) по 0,36 в среднем на 1 школьника, получавшего профилактические добавки, и по 0,99 на 1 ребенка контрольной группы.

Выявленные результаты следует отнести не только за счет уменьшения очагов фокальной инфекции в полости рта в итоге профилактики, но и за счет повышения общей сопротивляемости организма после приема комплекса микроэлементов и фосфорно-кальциевых препаратов. Следует также отметить, что средние показатели физического развития обследованных возрастных групп школьников обоих интернатов были оценены «как среднее развитие с хорошим тонусом» и «развитие выше среднего с хорошим тонусом».

В последние годы указанный способ профилактики кариеса зубов по нашей рекомендации был успешно использован в г. Львове при наблюдении и лечении детей, страдающих ревматизмом. Так, Н. И. Смоляр в течение ряда лет назначала детям, находившимся на лечении в ревматологическом санатории, глицерофосфат кальция, морскую капусту и витамины B1 и B6 в течение месяца каждые полгода. После 2 лет наблюдения за одним и тем же контингентом детей удалось установить, что количество кариозных зубов у детей, получавших профилактические добавки, уменьшилось на 40—45%. Общее состояние детей, получавших комплексное противоревматическое и противокариозное лечение, значительно улучшилось. Автор делает вывод о том, что комплексные лечебно-профилактические мероприятия более эффективны как в стоматологическом, так и в общетерапевтическом плане и могут с достаточным основанием более широко использоваться в клинической практике. Весьма близкие результаты были получены С. М. Бибик на детях более старшего возраста. При этом автор установила, что противокариозные добавки в виде морской капусты, глицерофосфата кальция и витаминов группы В не только способствуют снижению прироста кариозных зубов, но и нормализуют некоторые биохимические показатели смешанной слюны детей: содержание фосфата, кальция, активность протеаз, щелочной фосфатазы и др.

Автор считает, что профилактическими мероприятиями, проведенными по указанной схеме, можно охватывать детей в возрасте 11—14 лет с достаточно высоким лечебным эффектом.

В табл. 28 представлены результаты профилактики кариеса зубов различных групп детей.

Оказалось, что несмотря на некоторое различие в схеме профилактики, отличия в количестве и возрасте наблюдаемых, а также в сроках наблюдения и климато-географических особенностей результаты предупреждения кариеса зубов были весьма похожими. В среднем прирост числа кариозных зубов в профилактических группах за весь период наблюдения варьировал в пределах 1,3—1,5 зуба на 1 ребенка. В контрольной группе детей увеличение показателей КПУ за тот же период наблюдений достигало 2,9—3,3 зуба на одного обследованного, то есть было в 2 раза выше. Идентичность результатов профилактики кариеса зубов, полученная различными авторами, безусловно подчеркивает эффективность применения комплекса микроэлементов в сочетании с фосфатами и должна расцениваться как доказательство необходимости их более широкого применения в стоматологической практике.

Наши экспериментальные наблюдения, клинические исследования и последние данные литературы свидетельствуют о том, что микроэлементы, добавляемые в рацион, особенно в комплексе с другими противокариозными препаратами, способствуют значительному снижению показателей кариеса зубов, приводят к нормализации некоторых биохимических показателей слюны, укрепляют минеральную структуру эмали, то есть устраняют так называемую кариесогенную ситуацию, активизируя и направляя процессы реминерализации эмали и дентина. Наряду с этим, профилактические добавки, и особенно комплекс микроэлементов, способствуют повышению неспецифической реактивности организма, положительно влияя на него в целом. Несомненная полезность и экономическая эффективность указанных мероприятий по предупреждению кариеса зубов у детей позволяет рекомендовать более широкое использование комплекса микроэлементов и других противокариозных препаратов в повседневной стоматологической практике.

Наиболее обоснованными методами профилактики кариеса Ε. Е. Платонов считал те, в основу которых положены данные по обмену микроэлементов, ферментов, белков, витаминов и гормонов. Он полагал, что в профилактике кариеса следует использовать все факторы, комбинации всех веществ, в том числе и микроэлементы, которые могут нормализовать обменные процессы как в развивающихся зубах, так и при поражении кариесом.

К противокариозным средствам Peeva — Guleva относит железо, медь, молибден, цинк, алюминий в комбинации со фтором, в связи с чем рекомендует их вводить во фторированную воду, это снижает поражаемость кариесом в пределах 30—60%.

Микроэлементы являются одним из факторов, оказывающих влияние на обменные процессы, в том числе и на процессы минерализации, на кариесрезистентность зубов.

Синтез данных литературы и наших исследований является теоретическим фундаментом и обоснованием целесообразности и возможности использования микроэлементов в комплексе средств профилактики кариеса. Представляет исключительный теоретический и практический интерес изучение физиологически активных концентраций, в которых микроэлементы в виде синтетических смесей могут быть использованы для профилактики кариеса. Вопрос о концентрациях микроэлементов в организме и тканях представляет большой интерес. Но до сих пор мы не знаем физиологических концентраций для многих микроэлементов, то есть тех концентраций, которые оказывают физиологические действия на организм. Общее свойство микроэлементов — их физиологическое действие очень малых концентраций.

Поэтому при изучении динамики колебаний их содержания в организме, тканях, абсолютное изменение концентраций не являются главными. Абсолютные изменения количественных колебаний могут быть незначительными, однако относительные, то есть по отношению к той концентрации, в которой микроэлемент содержится в ткани, они могут быть значительными. Значительные и незначительные количественные изменения не идентичны понятию — значительные и незначительные изменения физиологически активных концентраций. Необходимо учитывать относительную величину количественного сдвига, то есть коэффицент сдвига. Следует знать индекс активности каждого микроэлемента, то есть тот минимальный сдвиг, при котором начинается изменение его физиологического действия. Установление такого индекса или коэффициента биологической активности представляет огромные трудности. Они заключаются в том, что масса неизвестных, порой неуловимых факторов, влияют на этот признак. Эти трудности во много раз увеличиваются из-за того, что в организме, по сути дела, всегда имеет место действие не одного микроэлемента, а их комплекса; изучение физиологического взаимовлияния между ними представляет настолько же огромный интерес, как и трудности.

Микроэлементы обычно следует вводить в организм в биотических дозах, практически исключающих их токсический эффект. От дозировки и концентрации в большой степени зависит эффект действующего вещества. При оценке дозировки нужно учитывать и многие другие факторы. В частности, было установлено, что одна и та же доза брома для одних собак явилась недостаточной, чтобы вызвать какое-либо влияние на организм, для других — лечебной, а для третьих — токсичной, вплоть до летальной.

Описываемые свойства микроэлементов вполне объяснимы с позиций закона, действующего в организме,— живой организм сопротивляется всему, что нарушает свойственные ему процессы. С этих позиций применение микроэлементов в естественных или близких к естественным концентрациях не вызовут реакций сопротивлений организма, которые возникают благодаря наличию так называемых констант внутренних сред организма. К ним относятся: проницаемость, в частности, капилляров, ферментные системы, ретикулоэндотелиальная система, кожный, кишечный, печеночный, гисто-гематический, плацентарный и гематоэнцефалический барьеры. Все они приводятся в действие, начиная с некоторой минимальной величины силы раздражения. Однако ряд веществ в силу своей «биотичности» проникает к внутренним системам организма, не вызывая реакции механизмов сопротивления (витамины, микроэлементы) и, включаясь в биохимические процессы, влияют на ход физиологических процессов. Это происходит в том случае, если их количество не превышает определенных пределов. Микроэлемент тогда может проявить физиологическое действие, когда концентрация и его количество не вызывает в организме реакций сопротивления.

Прототипом синтетических смесей могут быть используемые естественные профилактические смеси (зола диеты, яичная скорлупа, костная мука, морская капуста), либо составлены по определенной рабочей схеме, которую излагаем ниже.

Биологические действия микроэлементов, как показывает анализ данных литературы, проявляется в концентрациях и дозах, соответствующих естественным, имеющим место в человеческом организме. В противном случае биотическое действие микроэлементов переходит в токсическое и, естественно, тогда они не нормализуют процессы обмена, а их нарушают.

Для расчета микроэлементной профилактической смеси, очевидно, определенным ориентиром для соотношения вводимых в смеси элементов может служить естественное распределение микроэлементов, содержащихся в крови. Приведенные рассуждения представляют рабочую гипотезу.

Кровь из пупочной вены при нормально протекающей беременности содержит в среднем на золу: меди — 0,0058%, кремния—0,0187%, алюминия—0,0394%, титана — 0,0144%, марганца — 0,0012%.

Содержание микроэлементов в зачатках зубов человека изменяется синхронно с изменением интенсивности формирования зубов. При этом степень изменения концентрации разных микроэлементов различная, вследствие чего изменяются их соотношения. Качественный состав профилактической смеси микроэлементов необходимо рассчитывать, исходя из физиологических норм потребности микроэлементов и естественных соотношений их в тканях. Для расчета микроэлементного состава профилактического комплекса необходимо располагать цифровыми значениями суточной потребности меди и марганца и данными о соотношении их с другими микроэлементами в здоровых зубах. Совокупность этих данных позволит рассчитать биологически необходимые концентрации основных микроэлементов, которые должны входить в противокариозный микроэлементный комплекс.

Профилактика кариеса должна быть массовой. Вместе с тем, как показали исследования о краевых особенностях распространенности кариеса, она должна быть дифференцированной для отдельных контингентов людей, проживающих в разных биогеохимических провинциях. В полной мере относится это и к микроэлементам. При назначении микроэлементной смеси необходимо учитывать содержание микроэлементов в грунтах, воде той местности, где предполагается проведение мероприятий. Кроме того, необходимо учитывать возраст детей, которым назначают микроэлементы (смесь). В этом плане синтетические смеси могут быть более адекватны условиям.

Мы попытались в порядке рабочей гипотетической схемы произвести расчеты для установления возможных дозировок микроэлементов, исходя из процентных соотношений их в организме в различном возрасте.

В каждом возрасте суммарное содержание микроэлементов составляет определенную величину. Примем эту величину за 100%. Тогда каждый из микроэлементов будет составлять какое-то число условных процентов от общего микроэлементного состава. Зная процентное содержание хотя бы одного из микроэлементов, содержащихся в зубах, и абсолютное значение потребности этого микроэлемента, можно найти значение одного условного процента в числовом выражении потребности. Путем соответствующих расчетов может быть вычислена суточная потребность каждого микроэлемента и в конечном итоге смесь известных микроэлементов.

Например, если принять, что потребность марганца для новорожденных составляет 1,76 мг на 1 кг веса, тo значение 1 условного процента в абсолютных числах равно 1,76 X 100 /22 =8 мг

Далее, согласно процентному соотношению микроэлементов, содержащихся в зубах, рассчитываем суточную потребность их для организма. Естественно, наши расчеты представляют собой только рабочую схему составления таких смесей, которые требуют дальнейшего глубокого изучения и соответствующей коррекции, например, при расчете мы получили очень высокие дозы для алюминия, кремния, ванадия. Это является отражением избирательного накопления этих микроэлементов в зубах. Сохранив принцип расчета солевых смесей для различных возрастных групп, необходимо брать в качестве основы для расчета соотношение микроэлементов в крови.

Состав профилактической смеси, предназначенный для приема детьми, должен корректироваться в соответствии с составом микроэлементов, которые содержатся в пище и воде данной биогеохимической провинции. Профилактическая смесь, назначаемая в период беременности, может быть универсальной, так как в этот период поступление микроэлементов в организм контролируется плацентарным барьером. Смесь только предупреждает дефицит какого-либо микроэлемента.

Все способы расчета дозировки микроэлементов нельзя считать совершенными и не имеющими недостатков — как эмпирическое применение яичной скорлупы, солевой смеси в виде золы продуктов питания или морской капусты, так и расчетный метод. Проведенный нами анализ наших и данных литературы об обмене микроэлементов в зачатках зубов плодов человека и в молочных зубах в норме и при кариесе, некоторые гипотетические положения представляют попытки раскрыть физиологическую роль микроэлементов в процессах минерализации зубов в норме, а также этиологическую и патогенетическую роль их при кариесе. Эмпирически применяемые комплексы микроэлементов (зола пищи, яичная скорлупа, морская капуста) убеждают в эффективности микроэлементов как профилактического противокариозного средства.

Наиболее популярным микроэлементом из применяемых в настоящее время для профилактики кариеса является фтор. Вместе с тем для повышения эффективности эндогенной профилактики все более активно изыскиваются, как было показано выше, различные комплексы микро- и макроэлементов.

Аналогично тому как наряду со фтором при эндогенном введении высокой профилактической эффективностью обладают микроэлементы и их смеси, также используют фтор и другие микроэлементы для местного противокариозного воздействия.

Широкое распространение  получила в свое время флюоризация зубов 75% фтористой пастой (по И. Г. Лукомскому). Затем был разработан метод профилактической флюоризации зубов 1% водным раствором фтористого натрия. Его схема флюоризации была построена на основе возрастной динамики поражения кариесом отдельных зубов.

Флюоризация как метод обогащения зубов фтором излишня для людей, потребляющих воду с оптимальной или повышенной концентрацией его, однако при показаниях ее эффективность зависит от способа применения. Местное применение фтора аргументируется многочисленными объяснениями и экспериментально-лабораторными исследованиями.

В. Р. Бобылева-Бондарева объясняла противокариозное действие фтора и стронция как результат их парализующего действия по энолазу, катализирующую образование пировиноградной кислоты, поскольку накопление последней, согласно данным А. Э. Шарпенака, является причиной возникновения кариеса зубов. Аналогичную точку зрения разделяет Л. И. Пилипенко.

В основе использования фторидов в профилактике кариеса, по данным У. Ньюман и М. Ньюман, Singer, Dalle, лежит их свойство снижать растворимость оксиапатита. Они полагают, что высокое содержание фтора в эмали и дентине способствует уменьшению степени растворения кальция в слабом кислотно-буферном растворе по сравнению с тканями, содержащими меньше фтора. При этом высокое содержание фтора в. минерализованных тканях не нарушает усвоения кальция.

Согласно классической теории растворимости, на которую ссылается Driesens, произведения растворимости могут быть значительно изменены включением чужеродных ионов в апатиты эмали. Ионы фосфора подавляет включение ионов Ca+2 Со32 и тем самым стабилизирует кристаллы эмали. Автор отмечает другие возможные эффекты и полагает, что все они суммарно снижают произведение растворимости.

Кариостатическое действие фтора проявляется вследствие замены гидроксильных ионов на поверхности апатитовых кристаллов. Благодаря этому резко увеличивается (удваивается) энергия связи между органической матрицей и апатитом и, таким образом, проявляется кариостатический эффект ионов фтора. Фтор, по данным Hornung, Muraciolle, Chingotto, вызывает на поверхности эмали образование слоя фтористого апатита, более резистентного против действия растворяющих агентов, чем апатит нормальных зубов.

Снижение растворимости эмали при контакте с фтором, по данным В. К. Леонтьева и В. А. Дистеля, происходит в несколько фаз: а) мгновенно, б) возрастает до исходной через 3 часа, в) снова снижается и остается стабильной к концу месяца. Авторы объясняют это явление особенностями механизма взаимодействия фтора с кристаллами гидроксиапатита.

Предполагая, что в пораженной кариесом эмали образуются как промежуточный продукт — реакция дикальцийфосфатдигидрата, Wei, Tang, Wefel изучали реакцию дикальцийфосфатдигидрата с растворами фтора. Они обнаружили, что низкое исходное соотношение Р/Са в системе ведет к образованию фторапатита, а высокое — к образованию CaF2 как основного продукта реакции.

Под влиянием обработки эмали фтористыми соединениями Wei обнаружил на ее поверхности образование нескольких защитных структур в виде фтористого кальция (CaF2) и аморфного слоя. Эти структуры снижали порозность эмали, были особенно выражены после предварительного протравливания и применения раствора фтористого олова; они не устранялись после промывания в проточной воде в течение 24 ч.

Изучая с помощью светового и электронного микроскопов шлифы зубов, подвергающихся обработке фтором, Kozykowsky, Wegner  установили, что фтор проникает во внутренние слои эмали и при этом обнаруживается перестройка ориентации кристаллов гидроксиапатита.

В слое эмали толщиной в 5 μ после полоскания раствором фтора (200 мг/л и 0,1 M фосфата) Melberg, Nicholson обнаружили повышение содержания фтора с 595 до 677 и 666 мг/кг (соответственно при pH 4 и pH 7). Дальнейшее полоскание не повышало содержания фтора в эмали. Придавая очень большое значение в патогенезе кариеса бляшкам, Edgar, Ienkins,

Tatewossian изучали содержание фтора в них и обнаружили более высокую его концентрацию по сравнению со слюной, а также, что pH бляшек зависит от содержания фтора; оно выше после проведенной флюоризации, а снижение pH и кариес взаимосвязаны.

Многие авторы взаимосвязывают резистентность зубов к кариесу с абсолютной концентрацией фтора в эмали и ее твердостью. В частности, концентрация фтора в зубах кашалота, употребляющего питьевую воду с содержанием фтора (8 мг/л), в 10 раз превышает концентрацию его в зубах человека. При этом дентин зубов кашалота мягче, чем дентин постоянного зуба у человека. Зависимость между твердостью и содержанием фтора в различных участках зуба кашалота установить не удалось. Эти данные опровергают мнение о ведущем значении твердости фторапатита в феномене резистентности к кариесу и позволяют думать о другой роли фтора — влиянии на энергию связи неорганического компонента и органической матрицы. Кроме того, эти данные ставят под сомнение роль фтора в особой твердости фторапатита, которую многие авторы оценивают как главный признак профилактического действия фтора, исследовав эмаль методом абразивной биопсии, не установили статистически достоверной корреляции между низким содержанием фтора и высокой поражаемостью кариесом.

Многие работы посвящены изучению влияния фтора на растворимость эмали, ее проницаемость, характер соединений между фтором и кальцийфосфатом, либо апатитом in vitro, результаты их используют как аргумент противокариозного действия фтора. Механизм действия фтора, согласно приведенным данным литературы, сводится в первую очередь к уменьшению растворимости эмали, к процессам реминерализации ее. В связи с этим для профилактики применяют всевозможные соединения фтора и другие средства и способы, снижающие растворимость эмали, повышающие импрегнацию фтора в эмаль.

Подкисленный фосфатами раствор фтора in vitro показал повышенное образование CaF2 и снижение остаточного апатита. Это Stearns, Berndt расценивают как способ повышения импрегнации фтора в эмаль. В связи с этим дискутируется вопрос о предварительной кислотной обработке эмали перед аппликацией фтористых препаратов. Целесообразность ее отстаивает Wei особенно перед аппликацией гелием, содержащим фтор. Однако при использовании AP (1,23% фтора, подкисленного фосфатом) в качестве аппликата Westbrook, Shannon полагают, что кислотная обработка не предупреждает деминерализации эмали.

Установлено, что высокий противокариозный эффект оказывают фторсодержащие пасты на бескальциевой основе. Эти пасты вызывают минимальные нарушения минерального обмена веществ в эмали.

Нерешенные в теоретическом плане вопросы механизма действия фтористых препаратов, способы повышения их эффективности не являются особенным препятствием к многочисленным и разнообразным клиническим проверкам местного применения препаратов фтора.

Широко распространенным методом является полоскание растворами солей фтора. Регулярное полоскание 0,2% раствором фтористого натрия в республике Куба (900 000 детей) позволили Künzel, Soto, Maiwald, Borroto снизить прирост кариеса на 18— 35% (после 35 и 55 полосканий соответственно). В течение учебного года каждые 15 дней детям (600 000) полоскали рот 0,2% раствором фтористого натрия. Через 42 мес прирост кариеса, по данным Chao снизился на 35%, 3-летнее полоскание 0,05% раствором фторида калия дало снижение кариеса на 36%. Метод полоскания, по мнению авторов, наиболее прост и дешев. Frankl, Freisch, Diodati отдают предпочтение подкисленному фосфатно-фторидному раствору в виду полосканий.

Действие минерализующих растворов (0,02% раствор фтористого натрия, подкисленного фосфатами до pH 4,0,— полоскание 5 раз в неделю и 0,1% раствора фтористого натрия — 1 раз в неделю) изучали Melberg, Nicholson, Packer, Laswell. Они обнаружили, что у детей, применявших полоскание, на 30—35% фтора было больше в поверхностном слое эмали глубиной 0,5 Ημ, чем у детей, не применявших полоскания и потреблявших питьевую воду с таким же низким содержанием фтора (0,1—0,2 мг/л). Levine обнаружил реминерализующее действие экспериментального раствоpa и полагает, что он оказывает активное реминерализующее действие за счет участия ионов кальция, фосфора и фтора.

По сравнению с полосканием более долговременный (на 41%) контакт фтора с зубами производит жевание фтористых таблеток.

Для местной обработки зубов (аппликаций) Burges, Nikiforuk, Compton, Foster, Kimelman, Rothar предпочитают 8% раствор фтористого олова как более эффективный. Mercer, Muhler разделяют эту оценку и отмечают, что 4 или 0,04% раствор фтористого олова имеет значительно меньший кариеспрофилактический эффект. Профилактическое действие фтористого олова можно усилить, если кроме аппликации каждые 6 мес раствора ежедневно использовать фтористое олово, содержащую зубную пасту.

Профилактическая эффективность фтористого олова, по данным Hosköva, Komarek, в течение 1-го года превосходила фтористый натрий почти вдвое, дав снижение кариеса на 63% по сравнению с контрольной стороной. В течение последующих 2 лет, наоборот, обнаружен более стойкий противокариозный эффект фтористого натрия. Одновременно с такой высокой оценкой фтористого олова электронномикропробные исследования Wei, Forbis показали, что после 30-секундного воздействия 10% раствора фтористого олова оба элемента определялись в эмали контактировавших с раствором зубов. При более продолжительной экспозиции эмаль разъедается фтористым оловом.

Сопоставление кариесостатического действия фтористого железа, фтористого натрия и фтористого циркония показали, что 5-кратная обработка зубов фторидами привела к значительному снижению кариеса: фтористый натрий и фтористое железо— на 30%, а фтористый цирконий — на 17%. Winiker, Kluge обнаружили, что растворимость эмали в 0,1 N яблочной, лимонной и винной кислот значительно уменьшается после предварительной обработки 2,5% водным раствором динатрий-В-глицерофосфата.

Одним из популярных способов местной профилактики кариеса является фторирование зубов с помощью геля и зубных паст. Многие дают эффективность применения этих средств в сравнении и от состава зубных паст .

Одним из условий, обеспечивающих эффективность фтористых паст, Д. Н. Странский и Д. Маслинков считают способность фтора в ионизированном состоянии вступать в реакцию с OH- и CO3- ионами, тем самым укрепляя структуру апатитовых кристаллов. Сравнивая эффективность фторсодержащих паст, Rytömaa, Tuomро, Ruhonen полагают, что наиболее выраженный противокариозный эффект проявила паста с фтористым натрием, не содержащая абразива, меньше — с аминофторидом и наименьший — с монофосфатом натрия.

Средний прирост показателя КПУ снизила паста, содержащая 10% водный раствор фтористого олова, на 37,5%. Поэтому Obersztym, Piotrowski, Kolminski, Ekler  фтористое олово относят к эффективным средствам массовой профилактики кариеса.

Увеличение фтора на 120 мг/кг на глубине 5μ в эмали фронтальных зубов и на 15—35 мг/кг в молярах после чистки в течение 3—4 лет зубной фторсодержащей пастой, подкисленной фосфатами, обнаружили Melberg, Peterson, Nicholson. При этом уменьшилось поражение кариесом поверхности на 21%· Аналогичные результаты получили De Paola, Melberg.

Гель, содержащий SnF2, в результате более длительного контакта, чем водный раствор, с эмалью проявляет более эффективное кариеспрофилактическое действие.

Гель (аппликация с помощью оттискной ложки 4 раза в год) увеличил концентрацию фтора в эмали более стабильно, чем пасты. Сочетание паст с гелями, по данным Melberg, Nicholson, Trubman, эффективнее, чем каждое средство отдельно. Показатели кислотной резистенции эмали, по данным Н. В. Морозовой, Л. В. Морозовой, после чистки зубов пастой увеличилось на 16%, аппликации фтористого геля — на 28%, а при комплексном применении паст и геля — на 39%.

В последние годы, стремясь увеличить экспозицию воздействия фтора на эмаль, а также искусственно изолировать ее от действия микробов и образуемых в бляшке агрессивных веществ, во многих странах применяют фтористые защитные лаки

 Авторы отмечают практическую эффективность фтористых лаков и полагают, что они могут быть рекомендованы как средства массовой профилактики кариеса.



Другие авторы для профилактики кариеса фиссур, который поражает их у 90% больных, по данным Brasda, Jursa, рекомендуют силанты. Действие их заключается в защите фиссур от химических и бактериальных воздействий. На международном рынке популярны Addent, Adaptic, Brendant, DFR, Epoxilit 9075, Nuova, Seal, Kavacryl и другие их аналоги.

Palazzi полагает, что силанты не только защищают поверхность зубов от вредных воздействий и обладают бактерицидным действием, но также активизируют обмен фтора в тканях зубов, благодаря свойству депонировать фтор в защитной пленке силанта. Профилактический эффект силанта проявляется в период, когда он фиксирован на поверхности зуба. В связи с этим применяют предварительное протравливание поверхности зубов раствором фосфорной кислоты. Этим, как полагают Wright, Beck, Brazda, Jursa, достигается шероховатость поверхности эмалевых призм, увеличиваются межпризматические пространства, куда проникает силант, и благодаря этому прочно фиксируется на эмали. Некоторые силанты, например TP 2206 полимеризуются при помощи волокнисто-оптического ультрафиолетового источника. Фиксируются силанты на поверхности зубов до полугода.

Число местных средств профилактики кариеса, как и эндогенных, беспрерывно пополняется. Многие экспериментальные работы и клинические наблюдения показали, что некоторые другие микроэлементы, кроме фтора (в комплексе или порознь), обладают большим или меньшим противокариозным эффектом (стронций, ванадий, молибден, медь и др.).

Mundorff, Little, Bibby изучали влияние TiF4. на эмаль. Они предлагают 2 пути: а) химический — уменьшение растворимости эмали и увеличение содержания фтора; б) физический—образование глазурированного (стекловидного) слоя на поверхности эмали. Уменьшение растворимости достигает 64—70%, как полагают авторы, за счет большого содержания фтора в соединении TiF4, что в равной степени можно было отнести к специфическому действию титана. Промывание проточной водой снижало содержание фтора на 60%. Bibby, Little полагают, что фтор в эмали содержится в органической форме. Источниками его являются слюна, пища, бактерии. Они также полагают, что кроме фтора титан и другие элементы могут находиться в виде таких же органических соединений. Эти комплексы придают эмали резистентность к действию энзимов и других активных веществ.

Обработка зубов пастой, содержащей морскую капусту, показала противокариозный ее эффект. Опыты in vitro не адекватны воздействию фтора и других элементов на естественные зубные ткани in vitro. Так, на осаждение фосфорнокислого кальция и 0,1 N раствора фосфорной кислоты из многих микроэлементов (фтор, цинк, свинец, селен, литий, молибден, барий) Matthews, Jenkins обнаружили только осаждающее действие фтора.

В последнее время как средство местной профилактики кариеса Е. В. Боровский, П. A. Лeyc, В. Л. Кочержинский  и другие, используют реминерализующие растворы и полагают, что для лечения начального кариеса и профилактики прогрессирования патологического процесса реминирализующие растворы могут найти широкое применение.

Суммируя многочисленные данные клинического, эпидемиологического и экспериментального характера, есть все основания прийти к убеждению о значительной активной роли многих микроэлементов в физиологических и патологических процессах в тканях зубов. Поэтому включение микроэлементов в комплекс противокариозных средств весьма перспективно в аспекте повышения эффективности профилактики кариеса.