Вы здесь

Строение зубных тканей. Эмаль

Строение зубных тканей

Эмаль

Эмаль (substantia adamantina) является покровной тканью коронки зуба; она прикрывает особо чувствительные и поражаемые инфекцией элементы зуба — дентин и пульпу, предохраняя их рецепторы от непосредственного воздействия сильных внешних раздражителей—температурных, химических, биологических.



Наиболее мощный слой эмали наблюдается на буграх и режущих краях коронки зуба. На боковых поверхностях коронки эмалевый слой становится тоньше и заканчивается на уровне шейки зуба.

Толщина эмали в различных поясах коронки неодинакова. У шеечного края эмаль наиболее тонка — 0,01 мм. По мере приближения к жевательной поверхности толщина эмалевого покрова возрастает в несколько раз, превышая 1,5 мм. В складках жевательной поверхности толщина эмали—0,5-0,6 мм — ниже, чем на возвышенных участках коронкового рельефа, но выше, чем у шеечного края. Эмаль, благодаря наличию в ней рецепторного аппарата, является восприемником ряда раздражений, падающих на зуб извне. Субъективно ощущаемый порог этих раздражений высок; ощущение в зубе вызывают сильные химические раздражители (например, оскомина при воздействии кислоты), резкие термические воздействия ('контрастная смена тепла и холода). Однако и субъективно не воспринимаемые ощущения, возникающие под действием менее резких раздражителей, также передаются через рецепторный аппарат эмали.

Строение эмали. Химический состав и гистологическое строение эмали сложны.

Органический состав эмали равномерно импрегнирован известью в микрокристаллическом распределении. Это соединение кальция с белком представляет собой единое целое, комплексное образование, именуемое калькпротеином. Химический состав эмали примерно следующий: 94% кальциевых солей со значительным преобладанием фосфорнокислого кальция (90%) над углекислым, 2% других солей и около 4% органических веществ.

Солевой и белковый состав эмали непостоянен и меняется с развитием зуба, возрастом, во время болезни, в зависимости от условий жизни, в особенности от качества питания, и регулируется центральной нервной системой. Несмотря на значительную минерализацию, эмаль не утрачивает свойств живой ткани, нуждающейся в постоянном притоке питательного материала, в обмене веществ. Путем обмена веществ эмаль связана с жизнью всего организма, с его нервными трофическими центрами. Метафизическое представление о неизменности химического состава эмали неверно. Грубо ошибочным является взгляд некоторых зарубежных авторов на эмаль прорезавшегося зуба, как на мертвое образование, а также уподобление эмали минералу.

Последнее утверждение было обусловлено широко распространенной в то время порочной теорией немецкого патолога Рудольфа Вирхова, рассматривавшего организм как автономную федерацию клеток и в их поражении видевшего сущность болезни. Таким образом, создался локалистический подход к заболеваниям, в том числе к болезням зубов.

Советские ученые, пользуясь теорией диалектического материализма, отвергли эту порочную методологию, что способствовало установлению правильных взглядов на жизненность эмали.

В гистологическом отношении эмаль состоит из эмалевых волокон, имеющих форму призм, и расположенного между ними склеивающего (межпризменного) вещества. Сверху эмаль покрыта тончайшей оболочкой — кожицей зуба, кутикулой, наомитовой оболочкой. Кожица построена из того же склеивающего материала, что и межпризменное вещество. У шейки зуба, где кончается эмалевый покров, кутикула соединяется с роговым слоем эпителия десны. Эмалевые волокна (призмы) начинаются на внутренней, прилегающей к дентину поверхности эмали и доходят до наружной ее поверхности. Волокна имеют форму пяти-шестигранных призм и носят название эмалевых призм. Толщина каждого волокна 3—6 . Отдельные эмалевые призмы слагаются в пучки из 10—20 волокон. Направление пучков, как и их волокон, « основном радиальное, хотя местами они образуют S-образные изгибы.

Твердость эмали зубов человека, по данным Цитрина, колеблется в зависимости от местоположения измеряемой точки в пределах от 250 до 300 единиц Виккерса. Твердость уменьшается по направлению от периферии к дентину. Эти данные no точности значительно превосходят устаревшие указания зарубежных авторов.

Каждая эмалевая призма окружена тончайшей оболочкой. Между призмами расположено менее минерализованное, склеивающее или межпризменное вещество, которое на поверхности эмали сливается с кожицей зуба—насмитовой оболочкой.



Как видно из гистологического описания, в физическом, химическом, физиологическом отношении эмаль не вполне однородна, так как в ее состав входят более кальцифицированные волокна (призмы), менее кальцифицированные межпризменное вещество и, повидимому, лишенное кальция вещество оболочек, одевающих эмалевые волокна. Это обстоятельство используется в клинике при механической обработке эмали, препаровке края полоста стальными инструментами — эмалевыми ножами, борами. Фактически препаровка эмали представляет собой расщепление, разъединение и уничтожение эмалевых призм. Неоднородность эмали должна быть учтена и в патологии.

Эмаль тесно связана с прилежащим к ней дентином и пульпой. В пограничных с дентином слоях эмали можно обнаружить продолжение дентинных канальцев, содержащих протоплазматические отростки одонтобластов пульпы. Кроме того, в эмали наблюдаются периферические ответвления фибриллярной части основного вещества дентина в виде так называемых органических пластинок и пучков.

Советские ученые доказали, что воздействие на одонтобласты вызывает изменение содержания кальция в эмали. В свою очередь одонтобласты, а также периферический слой эмали могут реагировать на раздражения, воспринимаемые головным мозгом; на эмалевом покрове зубов появляются участки измененного цвета — так называемое «меловое пятно». Таким образом, между эмалью, дентином и пульпой существуют связи, объединяющие эти ткани в одно физиологическое и функциональное целое. Связь простирается и за пределы зуба, включаясь в трофическую систему организма, управляемую центральной нервной системой.

Развитие эмали. Важным вопросом физиологии эмали является форма связи этой ткани с организмом и внешней средой в процессе и после развития зуба.

Последователи дуалистической теории развития зуба допускают разрыв между эмалью и дентином в постэмбриональном периоде существования зуба. Согласно этой концепции, с исчезновением эмалевого органа сформировавшаяся эмаль утрачивает непосредственную связь с трофическими и энергетическими центрами зуба. Таким образом, созревшая эмаль человеческого зуба якобы превращается в минералоподобный покров зуба, изолированный от центральной нервной системы, общего обмена веществ и трофики. Отсюда черпают свою аргументацию сторонники течения, названного мортализмом, которые считают эмаль неживой тканью.

Сравнительная анатомия дала ряд терминологических синонимов: ганоидин, витродентин, фибродентин, эмаль. Между этими образованиями нет принципиальной разницы. Уже сами названия «витродентин» (стеклянный) и «фибродентин» говорят о близости физических свойств эмали и дентина. У низших позвоночных эмаль представляет собой периферическую кромку дентина той или иной толщины, отличающуюся от дентина глазуреподобной прозрачностью. Это основное отличие эмали от дентина объясняется отсутствием в эмали так называемой склеивающей субстанции фибриллярно построенного основного вещества дентина. Оно замещено сильно разрыхленной коллоидальной средой, которая равномерно импрегнирована микрокристаллической известью.



Однако у высших позвоночных структурные отличия эмали от дентина в их морфологических проявлениях более значительны. Во-первых, у них меняется зона распространения дентинных канальцев; у ряда млекопитающих и у человека последние, пронизав толщу дентина, обнаруживаются в эмали не дальше базальной ее зоны, хотя у сумчатых животных и даже у некоторых приматов дентинные канальцы пронизывают всю толщу эмали. Таким образом, представляется, что эмаль высших позвоночных в процессе диференциации и функциональной специализации утратила в течение филогенеза дентинные канальцы.

Другим отличием эмали млекопитающих от эмали нижестоящих позвоночных животных является новая структурная особенность в виде эмалевых призм, которая впервые появляется только у млекопитающих. Призматическая структура, будучи новым признаком, приобретенным эмалью млекопитающих, не может, однако, расцениваться как элемент, качественно отличающий эмаль этих групп животных. Следует рассматривать новую структурную диференциацию эмали млекопитающих в рамках единого непрерывного процесса развития основного субстрата эмалевой ткани, начиная от рыб и кончая высшими позвоночными и человеком.

Изучение эмали и дентина с точки зрения истории развития и взаимной обусловленности фило- и онтогении по-новому объяснило природу так называемых твердых тканей зуба. Отрыв филогении эмали—дентина от онтогении, а также эмбрионального развития эмали и дентина от постэмбрионального существования этих тканей привел ряд зарубежных авторов к неправильному пониманию биологии И патофизиологии эмали, дентина и других зубных тканей.

Узкоморфологическое аналитическое изучение сформированной эмали человека, не открыв истинных свойств этой высокоспециализированной ткани, привело к ложным заключениям, что в постэмбриональном периоде эмаль мертва и что физиологические свойства, а также и биологические особенности у ней отсутствуют.

Сравнительно-анатомическое изучение твердых тканей зуба устанавливает повторение в онтогенезе основной филогенетической последовательности развития эмали. Это свидетельствует о непосредственной и неразрывной связи эмали, дентина и пульпы, подчиненных в своем развитии и существовании центральной нервной системе.

Интересны в этом отношении наблюдения, полученные на основании опытов с использованием радиоактивных изотопов (меченых атомов).

Н. А. Федоров (Москва) показал в опытах с радиоактивными изотопами фосфора и кальция процессы минерального обмена в различных тканях и, в частности, в эмали.